Это не моё,это мне

Под сенью сладостного плена
Во власти дивной красоты
Где больше не стояд дилеммы
И воплощаются мечты
Там происходит превращенье
Ломая все стереотипы
Традиционого мышленья
Законов истины избитой
Где рушатся приоритеты
Меняются местами роли
Где хаос тьмы и царство света
Соединятся поневоле
Где в поцелуях море страсти
Дрожу в рках твоих умелых
Да, я твоя, я в твоей власти!
Твоя навек душой и телом!!!

(no subject)

Карнавальный день Пурима в моем ресторанчике это ПП. Наш садист-начальнег глумливо потирает пухлые ручонки в предвкушении набега разукрашеной толпы с последующим 16часовым изнасилованием нас этой толпой под музыку Сарит Хадад, которая собралась давать уличный концерт прямо напротив нашего заведения.
Напомню, это Беер Шева, и Сарит Хадад живьем это предел мечтаний каждого аборигена.

Мы стараемся не думать о том, что будет с нами в Карнавальное Воскресенье, и обсуждаем, кто во что нарядится.
Повариха: - Давай будем французкими служанками. С передничками и чулочками и фсётакоэ.
Я: - Я согласна, только если Белый Господин (вышеупомянутый пухлорукий начальнег) тоже переоденется французкой служанкой.
Повариха: - О да!!!! Дааа!!!
Начальнег: - Я всегда подозревал у вас подобные сомнительные фантазии относительно меня. Обойдетесь.
Старший бармен: - Я готов быть французкой служанкой. У меня и чулочки есть с поясом!
Повариха, Начальнег, Я: - .........................
Старший бармен: - Я пошутил.
Повариха, Начальнег, Я : - .........................................
Барменша: - Миа, я хочу переодеться в королеву садо. У тебя есть чавонить моего размера?
Я: - У меня есть только размер Белого Господина :)
Повариха: - У меня есть фетишные садомазо-шмотки твоего размера. Приходи вечером.
Начальнег (задумчиво) : - Точно моего размера?
Я: - Нивапрос. Я к Вам уже давно присматриваюсь :)
Официантка: - Господи, куда я попала?!
Старший бармен: - А ты кем будешь?
Официантка: - Еще не решила. То ли убитой проституткой, то ли кошечкой.
Старший бармен: - Надеешься, что клиенты не станут измываться над животными и жертвами насилия? :)
Начальнег (злобно) : - Ха!
Я: - Может, я буду феей с топором?
Начальнег: - Нет, это твое обычное амплуа.
И т.д.

(no subject)

Люди, которые кусают руки, что их кормят, обычно вылизывают ботинки того, кто их пинает

(no subject)

- Да, Госпожа… Спасибо Госпожа… Я очень рад слышать, что вам приятно, Госпожа…

Мне и правда приятно слышать, что ей приятно, а когда мне приятно, то хочется сделать ей еще приятней…

- Вы что-то еще хотите, Госпожа? Мороженого? Да, разумеется! Одну минуту…


Так, свитер одевается прямо на голое тело, ворот хомутом удачно скрывает ошейник, затем натягиваются джинсы…хммм…

- Ээээ… Госпожа, а что вы думаете про ЭТО? Оставить? Да, разумеется.


Да уж…придется искать мороженное с пробкой в попе. Не то чтобы она сильно помешала поискам, но… ладно…Итак, кошелек, на всякий случай мобильный и…


- Я скоро вернусь, Госпожа.

Мдааа… 2 часа ночи. Гостиница на окраине Тель-Авива. Даже и не гостиница, а несколько домиков, окруженных забором со стоянкой для машин и домиком дежурных на въезде. Интересно, то у них можно купить презервативы - уверен, а вот как насчет мороженого?.

Темно. Тук-тук… Тишина. Ну конечно, завалились спать, или занялись делом, то есть чем и заняты большинство их посетителей… Ну и на здоровье, что ж они не люди что ли? Вот и ворота сами открываются, наверное, я слоняясь тут, задействовал фотоэлемент. Что ж, замечательно, ключи от машины при мне – подскочу до ближайшей заправки, там, точно будет мороженое… Пробка? Ну да ладно – это же не поездка по скоростному шоссе, да и, к счастью вибратор в ней не работает, то ли батарейки кончились, то ли мотор нерадивые китайцы слабенький поставили… Итак, вперед!

…………………………………………………………………………………………

А вот я и вернулся… Всего за 10 минут успел! Отлично!! Ну-ка, сезам, откройся… Откройся тебе говорят!!! Черт!!! Ворота не открываются! Ага, наверное тут должна быть где-то кнопка… Как там в замечательном фильме моего детства «Должна же у этого парня быть где-то кнопка…»

Оп, а вот и она… Ну???? Черт, не работает…

А если перед ними побегать туда-сюда… может и тут фотоэлемент?... Уху… а вот хрен!


- Эй, есть там кто-то? … Откройте!!!


Открывайте, гады! Не хотите? А вот я сейчас машиной побибикаю, мало не покажется!

Да уж... никого! Блин, нашли время заниматься ерундой всякой!

Влип! Позвонить, что ли Ей?

Ага, вот пойдет Госпожа слоняться перед воротами, чтоб прекрасным своим телом задействовать фотоэлемент! Нет уж!!! Я что-нибудь сам придумаю.

А попробую-ка я перелезть через ворота! Вроде и дерево рядом, чтоб поначалу ногу упереть… Эээх, если б я хоть половину времени, проводимого на БДСМ-сайтах, тратил в спорт зале…Ну да ладно, я уже почти наверху. Сейчас, одну ногу перекину и посижу немного, огляжусь. Вот, одна нога здесь, а другая уже там! А все-таки я – молодец! Есть еще порох в пороховницах, а ягоды – в ягодицах…Ой кстати… Это что там происходит???? О нет! Это, оказывается, не батарейки кончились, это контакт в вибраторе отошел, а сейчас я, усевшись на край ворот его замкнул.

Только не это!! О, нет! О, нет…О..да…дааа

Так, стоп! Спокойно, возвращаемся в реальность!!! Перекидываем вторую ногу и…

Привет, собачка… Какая ты милая…Зачем только рычишь, непонятно. Я вот как-то читал, что ротвейлеры – самые спокойные и флегматичные собаки.. Мда, ты, похоже этого не читала… Что б тебе такого вкусненького дать.. Да у меня и нет ничего…Кроме…кроме…мороженого! Ой, скормить Ее мороженое собаке??? Или просидеть тут до утра. А интересно, что она подумает, если я не вернусь? Что убежал, оставив ее одну? Вряд ли, надеюсь, она не такого мнения обо мне. Наверное, подумает, что на меня напали и ограбили, отняв самое дорогое, что есть у меня – ее подарок, вибрирующую пробку…

Ага как здорово, что на свете есть кошки, зря я их раньше не оценивал. Беги быстрее, собачка, ты ее обязательно догонишь… А я – прыг и…


- Здрасьте, Госпожа, я вернулся, Вы не скучали? Вот ваше мороженое! У меня правда неприятное известие – до утра мы, точно отсюда не выберемся… Вы ведь ни куда не торопитесь? А я-то тем более! О да, забыл сказать, я починил вашу пробочку!! Когда успел? А вот, сейчас расскажу…

(no subject)

10 причин, по которым в арабо-израильском конфликте я - за Израиль
1. В борьбе пьющих с непьющими я занимаю сторону пьющих.
2. Мне больше нравятся режимы, при которых лидера можно посадить, чем те, при которых лидера можно только убить.
3. Мне гораздо симпатичнее те, кто молится стоя, а не раком.
4. Я предпочитаю женщин в военной форме женщинам в чёрных мешках.
5. Я не хочу, чтобы люди, поднимающиеся каждую ночь под вопли муэдзина, победили людей, умеющих заводить будильник.
6. Мне гораздо симпатичнее те, кто, узнав о похождениях дочери, хватаются не за нож, а за сердце.
7. Мне кажется более правильным платить много денег за то, чтобы расстаться с женой, чем за то, чтобы покупать жён.
8. Мне однозначно понятнее люди, которые сразу хоронят своих убитых детей, а не тычут их трупами в телекамеры.
9. У меня вызывает больше уважения общество, отдающее за своего пленного несколько сотен врагов, чем то, в котором своего узника ценят менее, чем в одну тысячную вражеского.
10. Я хочу жить в мире, где не убивают женщин и детей. А уж если это случается, то пусть уж лучше военная прокуратура раздаёт пиздюли, а не ликующая толпа - конфеты.

(no subject)

Из тгоже источника


Вторая годовщина

- Слушай, у меня есть беспесды ахуенная идея! – муж
пнул меня куда-то под жопу коленкой, и похотливо
добавил: - Тебе понравицца, детка!
Детка...
Блять, тому, кто сказал, что бабам нравицца эта
пиндосская привычка называть нас детками – надо гвоздь
в голову вбить. Вы где этому научились,
Антониобандеросы сраные?
Лично я за детку могу и ёбнуть. В гычу. За попытку
сунуть язык в моё ухо и сделать им «бе-бе-бе, я так
тибя хачю» тоже. И, сколько не говори, что это
отвратительно и нихуя ни разу не иратично – реакции
никакой.
- Сто раз говорила: не называй меня деткой! – я
нахмурила брови, и скрипнула зубами. – И идея мне твоя
похуй. Я спать хочу.
- Дура ты. – Обиделся муж. У нас сегодня вторая
годовщина свадьбы. Я хочу разнообразия и куртуазности.
Сегодня. Ночью. Прям щас. И у меня есть идея, что
немаловажно.
Вторая годовщина свадьбы – это, конечно, пиздец какой
праздник. Без куртуазности и идей ну никак нельзя.
- Сам мудак. В жопу всё равно не дам. Ни сегодня
ночью. Ни прям щас. Ни завтра. Хуёвая идея, если что.
Муж оскорбился:
- В жопу?! Нужна мне твоя срака сто лет! Я ж тебе про
разнообразие говорю. Давай поиграем?
Ахуеть. Геймер, бля. Поиграем. В два часа ночи.
- В дочки-матери? В доктора? В прятки? В «морской
бой»?
Со мной сложно жыть. И ебацца. Потому в оконцовке муж
от меня и съёбся. Я ж слОва в простоте не скажу. Я ж
всё с подъебоном…
- В рифмы, бля! – не выдержал муж. Пакля!
- Хуякля. – На автомате отвечаю, и понимаю, что
извиницца б надо… Годовщина свадьбы веть. Вторая. Это
вам не в тапки срать. – Ну, давай поиграем, хуле там.
Во что?
Муж расслабился. До пиздюлей сегодня разговор не
дошёл. Уже хорошо.
- Хочу выебать школьницу!
Выпалил, и заткнулся.
Я подумала, что щас – самое время для того, чтоб
многозначительно бзднуть, но не смогла как не
пыталась.
Повисла благостная пауза.
- Еби, чотам… Я тебе потом в КПЗ буду сухарики и
копчёные окорочка через адвоката передавать. Как
порядочная.
Супруг в темноте поперхнулся:
- Ты ёбнулась? Я говорю, что хочу как будто бы выебать
школьницу! А ей будеш ты.
Да гавно вопрос! Чо нам, кабанам? Нам што свиней
резать, што ебацца – лиш бы кровища… В школьницу
поиграть слабо во вторую годовщину супружества штоле?
Как нехуй делать!
- Ладно, уговорил. Чо делать-то надо?
Самой уж интересно шопесдец.
Кстати, игра в школьницу – это ещё хуйня, я чесно
говорю. У меня подруга есть, Маринка, так её муж долго
на жопоеблю разводил, но развёл только на то, чтоб
выебать её в анал сосиской. Ну, вот такая весёлая
семья. Кагбутта вы прям никогда с сосиской не еблись…
Пообещал он ей за это сто баксоф на тряпку какую-то,
харкнул на сосиску, и давай ею фрикции разнообразные в
Маринкиной жопе производить. И увлёкся. В общем,
Маринка уже перецца от этого начала, глаза закатила,
пятнами пошла, клитор налимонивает, и вдуг её муж
говорит: «Упс!». Дефка оборачивается, а муш сидит,
ржот как лось бамбейский, и сосисную жопку ей
показывает. Марина дрочить перестала, и тихо
спрашывает: «А где остальное?», а муш (кстати, ево
фамилие – Петросян. Нихуя не вру) уссываецца, сукабля:
«Где-где… В жопе!» И Марина потом полночи на толкане
сидела, сосиску из себя выдавливала. Потом, кстати,
пара развелась. И сто баксоф не помогли.
А тут фсего делов-то: в школьницу поиграть!
Ну, значит, Вова начал руководить:
- Типа так. Я это вижу вот как: ты, такая школьница, в
коричневом платьице, в фартучке, с бантиком на башке,
приходиш ко мне домой пересдавать математику. А я тебя
ебу. Как идея?
- Да пиздец просто. У меня как рас тут дохуя школьных
платьев висит в гардеробе. На любой вкус. А уж
фартуков как у дурака фантиков. И бант, разумееца,
есть. Парадно-выгребной. Идея, если ты не понял,
какая-то хуёвая. Низачот, Вольдемар.
- Не ссы. Мамин халат спиздить можешь? Он у неё как
раз говнянского цвета, в темноте за школьное платье
прокатит. Фартук на кухне возьмём. Похуй, что на нём
помидоры нарисованы. Главное – он белый. Бант похуй, и
без банта сойдёт. И ещё дудка нужна.
Какая, бля, дудка????????? Дудка ему нахуя?????
- Халат спизжу, нехуй делать. Фартук возьму. А дудка
зачем?
- Дура. – В очередной раз унизил мой интеллект супруг.
– в дудке вся сила. Это будет как бы горн. Пионерский.
Сечёш? Это фетиш такой. И фаллический как бы символ.
Секу, конечно. Мог бы и не объяснять. В дудке – сила.
Это ж все знают.
В темноте крадусь на кухню, снимаю с крючка фартук,
как крыса Шушера тихо вползаю в спальню к родителям, и
тырю мамин халат говняного цвета. Чтоб быть
школьницей. Чтоб муж был щастлив. Чтоб пересдать ему
математику. А разве ваша вторая годовщина свадьбы
проходила как-то по-другому? Ну и мудаки.
В тёмной прихожей, натыкаясь сракой то на холодильник,
то на вешалку, переодеваюсь в мамин халат, надеваю
сверху фартук с помидорами, сую за щеку дудку,
спизженную, стыдно сказать, у годовалого сына, и стучу
в дверь нашей с мужем спальни:
- Тук-тук. Василиваныч, можно к вам?
- Это ты, Машенька? – отвечает из-за двери
Вова-извращенец, - Входи, детка.
Я выплёвываю дудку, открываю дверь, и зловещим шёпотом
ору:
- Сто первый раз говорю: не называй меня деткой,
удмурт!!! Заново давай!!!
- Сорри… - доносицца из темноты, - давай сначала.
Сую в рот пионерский горн, и снова стучусь:
- Тук-тук. Василиваныч, к Вам можно?
- Кто там? Это ты, Машенька Петрова? Математику пришла
пересдавать? Заходи.
Вхожу. Тихонько насвистываю на дуде «Кукарачю».
Маршырую по-пианерски.
И ахуеваю.
В комнате горит ночник. За письменным столом сидит
муж. Без трусов но в шляпе. Вернее, в бейсболке, в
галстуке и в солнечных очках. И что-то увлеченно
пишет.
Оборачивается, видит меня, и улыбаецца:
- Ну, что ж ты встала-то? Заходи, присаживайся. Можешь
подудеть в дудку.
- Васильиваныч, а чой та вы голый сидите? – спрашиваю
я, и, как положено школьнице, стыдливо отвожу глаза, и
беспалева дрочу дудку.
- А это, Машенька, я трусы постирал. Жду, когда
высохнут. Ты не стесняйся. Можешь тоже раздецца. Я и
твои трусики постираю.
Вот пиздит, сволочь… Трусы он мне постирает, ога. Он и
носки свои сроду никогда не стирал. Сука.
- Не… - блею афцой, - Я и так без трусиков… Я ж
математику пришла пересдавать всё-таки.
Задираю мамин халат, и паказываю мужу песду. В
подтверждение, значит. Быстро так показала, и обратно
в халат спрятала.
За солнечными очками не видно выражения глаз Вовы,
зато выражение хуя более чем заметно. Педофил, бля…
- Замечательно! – шепчет Вова, - Математика – это наше
фсё. Сколько будет трижды три?
- Девять. – Отвечаю, и дрочу дудку.
- Маша! – Шёпотом кричит муж, и развязывает галстук. –
ты гений! Это же твёрдая пятёрка беспесды! Теперь
второй вопрос: ты хочешь потрогать мою писю, Маша?
- Очень! – с жаром отвечает Маша, и хватает
Василиваныча за хуй, - Пися – это вот это, да?
- Да! Да! Да, бля! – орёт Вова, и обильно потеет. –
Это пися! Такая вот, как ты видишь, писюкастая такая
пися! Она тебе нравицца, Маша Петрова?
- До охуения. - отвечаю я, и понимаю, что меня
разбирает дикий ржач. Но держусь.
- Тогда гладь её, Маша Петрова! То есть нахуй! Я ж так
кончу. Снимай трусы, дура!
- Я без трусов, Василиваныч, - напоминаю я извру, -
могу платье снять. Школьное.
Муж срывает с себя галстук, бейсболку и очки, и
командует:
- Дай померить фартучек, Машабля!
Нет проблем. Это ж вторая годовщина нашей свадьбы, я
ещё помню. Ну, скажите мне – кто из вас не ебался в
тёщином фартуке во вторую годовщину свадьбы – и я
скажу кто вы.
- Пожалуйста, Василиваныч, меряйте. – снимаю фартук, и
отдаю Вове.
Тот трясущимися руками напяливает его на себя, снова
надевает очки, отставляет ногу в сторону, и пафосно
вопрошает:
- Ты девственна, Мария? Не касалась ли твоего
девичьего тела мушская волосатая ручища? Не трогала ли
ты чужые писи за батончег Гематогена, как путана?
Хрюкаю.
Давлюсь.
Отвечаю:
- Конечно, девственна, учитель математики Василиваныч.
Я ж ещё совсем маленькая. Мне семь лет завтра будет.
Муж снимает очки, и смотрит на меня:
- Бля, ты специально, да? Какие семь лет? Ты ж в
десятом классе, дура! Тьфу, теперь хуй упал. И всё
из-за тебя.
Я задираю фартук с помидорами, смотрю как на глазах
скукоживаецца Вовино барахло, и огрызаюсь:
- А хуле ты меня сам сбил с толку? «Скока буит трижды
три?» Какой, бля, десятый класс?!
Вова плюхаецца на стул, и злобно шепчет:
- А мне что, надо было тебя просить про интегралы
рассказать?! Ты знаешь чо это такое?
- А нахуя они мне?! – тоже ору шёпотом, - мне они даже
в институте нахуй не нужны! Ты ваще что собираешься
делать? Меня ебать куртуазно, или алгебру преподавать
в три часа ночи?!
- Я уже даже дрочить не собираюсь. Дура!
- Сам такой!
Я сдираю мамашин халат, и лезу под одеяло.
- Блять, с тобой даже поебацца нормально нельзя! – не
успокаиваецца муж.
- Это нормально? – вопрошаю я из-под одеяла, и
показываю ему фак, - Заставлять меня дудеть в дудку, и
наряжацца в хуйню разную? «Ты девственна, Мария? Ты
хочеш потрогать маю писю?» Сам её трогай, хуедрыга! И
спасибо, что тебе не приспичило выебать козлика!
- Пожалуйста!
- Ну и фсё!
- Ну и фсё!
Знатно поебались. Как и положено в годовщину-то.
Свадьбы. Куртуазно и разнообразно.
В соседней комнате раздаёцца деццкий плач. Я реагирую
первой:
- Чо стоишь столбом? Принеси ребёнку водички!
Вова, как был – в фартуке на голую жопу, с дудкой в
руках и в солнечных очках, пулей вылетает в коридор.

… Сейчас сложно сказать, что подняло в тот недобрый
час мою маму с постели… Может быть, плач внука, может,
жажда или желание сходить поссать… Но, поверьте мне на
слово, мама была абсолютно не готова к тому, что в
темноте прихожей на неё налетит голый зять в кухонном
фартуке, в солнечных очках и с дудкой в руке, уронит
её на пол, и огуляет хуем по лбу…
- Славик! Славик! – истошно вопила моя поруганная
маман, призывая папу на подмогу, - Помогите! Насилуют!
- Да кому ты нужна, ветош? – раздался в прихожей голос
моего отца.
Голоса Вовы я почему-то не слышала. И мне стало
страшно.
- Кто тут? Уберите член, мерзавец! Извращенец! Геятина
мерская!
Мама жгла, беспесды.
- Отпустите мой хуй, мамаша… - наконец раздался голос
Вовы, и в щель под закрытой дверью спальни пробилась
полоска света. Вове наступил пиздец.
Мама визжала, и стыдила зятя за непристойное
поведение, папа дико ржал, а Вова требовал отпустить
его член.
Да вот хуй там было, ага. Если моей маме выпадает
щастье дорвацца до чьего-то там хуя – это очень
серьёзно. Вову я жалела всем сердцем, но помочь ему
ничем не могла. Ещё мне не хватало получить от мамы
песдюлей за сворованный халат, и извращённую половую
жызнь. Так что мужа я постыдно бросила на произвол,
зная точно, ЧЕМ он рискует. Естественно, такого
малодушия и опёздальства Вова мне не простил, и за два
месяца до третьей годовщины нашей свадьбы мы
благополучно развелись.
Но вторую годовщину я не забуду никогда.
Я б и рада забыть, честное слово.
Но мама… Моя мама…
Каждый раз, когда я звоню ей, чтобы справицца о её
здоровье, мама долго кашляет, стараясь вызвать
сочувствие, и нагнетая обстановку, а в оконцовке
всегда говорит:
- Сегодня, как ни странно, меня не пиздили по лицу
мокрым хуем, и не выкололи глаз дудкой. Стало быть,
жыва.
Я краснею, и вешаю трубку.
И машинально перевожу взгляд на стенку. Где на
пластмассовом крючке висит белый кухонный фартук.
С помидорами.
Я ж пиздец какая сентиментальная...

(no subject)

Спижено, у замечательного человека,Мии





Мне представляется эдакая шкала, где доминантность и сабмиссивность находятся обе на правой стороне от нуля. Каждый человек доминантен относительно кого-то, но сабмиссивен относительно кого-то другого. По сути своей, а не по Тематической прихоти.
Имхо-имхо-имхо, доминант = умнее, сильнее духом, мудрее, терпеливее.
Более склонен к ответственности, способен сделать лучше, исправить, разрешить ситуацию.
Более чуток. Действительно "лучше знает". Рядом с таким хочется быть лучше.
Поэтому я не воспринимаю доминантность как разновидность Тематического позиционирования. Не позиционирование это, а характер, таллант. Сущность, если угодно.
Можно быть доминантом и любить пороть. Или связывать. Или воспитывать. Или просто позволять тем, кто сабмиссивнее, нежиться в лучах собственной мудрости и позитивной энергии.

Еще есть Пси-садист. Ему не важно, где у тебя тюбитейка, доминантнее ли ты, чем он, или сабмиссивнее. У него есть техника, с помощью которой он берет тебя за душу и опускает ниже, чем стоит он сам. Пси-мазохист это тот, кто получает свое удовольствие именно от такого вида Насилия. Очень часто пси-садист оказывается (белым?) садистом, и его экшен это пытка. Если это не пытка, значит - не получилось.

Еще есть Господин (БД). В этом случае, совершенно не важно, кто из вас доминантнее. Он просто играет в такую игру "чур я Верхний". Оба вы делаете вид, что он Верхний, и это выражается в основном в вашем поведении и определенных Тематических практиках, ради которых, собствено, и затеяли все это шоу. Практически весь израильский бдсм таков, кстати, и мне с местными бдсмщиками очень сложно понять друг друга.

Есть черный садист (Верхний), который любит делать больно-приятно. Твоя колбаса = его колбаса. Почти всегда свичует, как мне показалось. Счастье, если он доминантнее тебя. Если нет, тоже счастье, наверно, но не мое лично. Поскольку СМ не ограничивает отношения рамками поведения, то можно общаться как угодно вам двоим, корона не свалится. Это равное, на мой взгляд, партнерство, основанное на общем хобби.

И, мой любимый экземпляр - Аспадин. Это почти то же самое, что и Господин, только он играет в Верхнего сам с собой. Тебе вовсе не обязательно соглашаться и принимать условия игры. Он просто решает, что "чур я Верхний" и начинает делать вид, что доминирует(верховодит вовсю), используя тебя по назначению, для удовлетворения своих Тематических потребностей.

Иногда, по разным причинам, ты бы и рада поиграть, возможно у вас с ним даже совпадают любимые сюжеты типа НКСС, но он всегда играет плохо, поскольку не пытается чувствовать тебя. И тогда наигранность становится Явной, т.е смешной.

Из той же оперы - Покорный Раб, готовый на все (т.е, на куни). Он тоже использует тебя по назначению, в качестве девайса с сиськами и в латексе. Ему совершенно пофиг, хочется ли тебе, что бы он вылизывал твой пол языком, в одном лишь фартучке - если тебе этого не хочется все время, если ты не соответствуешь картонному образу из его стульчиковых фантазий - ты не настоящая Госпожа.

Ибо настоящая Аспажа никогда не позволит себе пописать в туалете, если рядом есть его рот. И уж конечно не станет улыбаться или проявлять симпатию к нижнему. Не говоря уж о ПОЦЕЛУЕ , тьфу... беее... Рабы это тупые скотины, созданные только для того, что бы тебе было кого потыкать головой в унитаз или послать за покупками.
И, главное! Настоящая Аспажа всегда носит аспажовские сапоги на 20см шпильках, и даже спит в них. Как Бетмен.

(no subject)

Ох, мамочка
Ты моя родная
Мне досталась Аспажа
Подколодная

Вот уж баба со
змеиным прикусом
Не разжалобишь ее
Куниллингусом

Как прислала фоту мне
Обнаженную
Сразу требованья стали
Мудренные

Я ж гатоф-на-фсё
Ох, мама родная
Побуждения у мну
Благородные

Не дает сапог
Лизать-похрюкивать
Разве ж можно так
Рабов то распугивать

То ремнем грозит
А то и розгою
Новым дилдо
Не подкупишь безмозглую

И корсеты - сапоги
Она не жалует
Золотым дождем
Меня не балует

Нет, что б в мисочку
Мочи со спермою
И ваще не Госпожа
Она, наверное!

(no subject)

Мне нужна не женщина, мне нужна лишь тема.
Чтобы в сердце вспыхнувшем зазвенел напев.
Я могу из падали создавать поэмы,
Я люблю из горничных делать королев.

И в вечернем дансинге, как-то ночью мая,
Где тела сплетенные колыхал джаз-банд,
Я так нежно выдумал Вас, моя простая,
Вас, моя волшебница из далеких стран.

Как поет в хрусталях электричество,
Я влюблен в вашу тонкую бровь...
Вы танцуете - Ваше Величество,
Королева-Любовь.

И в душе Вашей низкой убожество
Было так тяжело разгадать...
Вы уходите, Ваше Ничтожество,
Полукровка, ошибка опять...

(no subject)

Посвящаеться Виктории
++++++++++++++++++++++++++++
-Я давно потеряла свою звезду,
И себя заодно – нет иных путей...
Не жалейте и часа, когда уйду –
Этот мир не способен за раз пустеть.
Все что было, что не было – бред и сны,
Было так, что не стоит и вспоминать.
Я погибла за шаг до своей весны,
Но живу – и остаться должна одна.
Я давно потеряла свои мечты,
И вернуться за ними мне не дано...
Да, пока не умею сжигать мосты,
Но довольно пройти – и идут на дно.
Каждый раз, выживая, спрошу – зачем?
Воскресаю наутро – и снова в бой...
Как тащить на себе этот груз проблем?
Сколько можно – по краю своей тропой?
Я давно потеряла свою звезду –
Их там много, забытых среди небес...
Сколько раз мне пытаться свечу задуть?
На больничном мой ангел... Ответишь, бес?

Lonely wolf